ОРАТОРИЯ (итал. oratorio, от позднелат. Oratorium- молельня, от лат. оrо - говорю, молю; франц., англ. oratorio, нем. Oratorium) - крупное муз. произведение для хора, певцов-солистов и симф. оркестра, написанное, как правило, на драматич. сюжет и предназначенное для конц. исполнения. О. занимает промежуточное положение между оперой и кантатой, почти одноврем. с которыми, на рубеже 16-17 вв., она зародилась. Подобно опере, О. включает сольные арии, речитативы, ансамбли и хоры; как и в опере, действие в О. развивается на основе драматич. сюжета. Специфич. черта О. - преобладание повествования над драматич. действием, т. е. не столько показ событий, как в опере, сколько рассказ о них. Имея много общих черт с кантатой, О. отличается от последней более крупным размером, большим масштабом развития и более отчётливо намеченным сюжетом. Для О. характерны также драматизм и раскрытие темы в героико-эпич. плане. Первоначально О. писались гл. обр. на библейские и евангельские тексты и нередко предназначались для исполнения непосредственно в храме в дни соответств. церк. праздников. Создавались спец. «рождественские», «пасхальные» и «страстные» О., т. н. «страсти» (Passionen). В процессе историч. развития О. приобретала всё более светский характер и полностью перешла на конц. эстраду. Непосредств. предшественниками О. считаются ср.-век. литургич. представления, целью которых было разъяснять прихожанам малопонятный для них лат. текст богослужений. Литургич. представления сопровождались пением и всецело подчинялись церк. ритуалу. К кон. 15 в. в связи с общим упадком католич. церкви литургич. драмы начинают вырождаться. Новый подъём в духовной музыке связан с эпохой Реформации; католич. духовенство было вынуждено искать др. средства для утверждения своего пошатнувшегося влияния. Ок. 1551 церк. деятель Ф. Нери основал при рим. монастыре Сан-Джироламо «молитвенные собрания» (Соngregazione dell'Oratorio) с целью пропаганды католич. вероучения вне храма. Посетители собирались в особых помещениях при церкви, т. н. ораториях, т. е. молитвенных залах для чтения и толкования Библии, Священного писания и т. д. На «собраниях» разыгрывались духовные сцены, которые делились проповедью на два отделения. Повествование в виде псалмодии вёл рассказчик (евангелист), а во время «священного действия» (azione sacra) хор исполнял лауды - духовные песнопения типа мадригалов, которые первоначально писал Дж. Анимучча, впоследствии Палестрина. Позднее на таких собраниях стали исполняться особые аллегорич. драмы, мистерии нравоучит. содержания, в которых олицетворялись отвлечённые понятия (наслаждение, мир, время и т. д.). Подобные представления получили назв. rappresentazione, а также storia, misterio, dramma di musiche и т. д. Постепенно название места, где происходили эти представления, перешло на сами представления, и О. стали противопоставляться мессе. Термин «О.» как обозначение крупной муз.-драматич. формы впервые встречается в муз. литературе в 1640. Первая О. «Представление о душе и теле» («Rappresentazione di anima e di corpo») Э. дель Кавальери, появившаяся в 1600, по существу была морально-аллегорич. драмой, ещё тесно связанной со сценич. эффектами (костюмы, декорации, актёрская игра, танцы). Гл. героями её были аллегории: il mondo - свет, la vita humana - человеческая жизнь, il corpo - тело, il piacere - удовольствие, intelletto - разум. Музыка состояла из хор. мадригалов и речитативов в стиле rappresentativo - «изобразительном», разработанном кружком (camerata) композиторов и поэтов во главе с Дж. Барди при дворе Медичи во Флоренции. Мелодия опиралась на basso continuo (см. Генерал-бас), оркестр состоял из небольшого количества инструментов (чембало, 3 флейты, 4 цинка, басовая виола и др.). В 17 в. в Италии параллельно развиваются два типа О.-»вульгарная» (oratorio volgare), или (позднее) итальянская, основанная на свободно выбранном итал. поэтич. тексте, и латинская (oratorio latino), основанная на библейском лат. тексте. «Вульгарная», или «простонародная», О. более демократична, общедоступна, ведёт своё начало от драматизированных лауд. Уже к 16 в. сложились повествовательные, лирич., диалогизированные лауды. Важной вехой на пути драматизации лауд, связанной с формой их изложения, явилось собрание диалогов Дж. Ф. Анерио «Гармонический духовный театр» (1619). Собственно повествование Анерио отделяет от диалога и поручает хору вести его от лица Рассказчика (testo) или Музы. В самом диалоге голоса распределяются по количеству персонажей, каждый из которых имеет сольную партию в сопровождении органа. Созданная Анерио форма диалога постепенно развивалась и обогащалась в отношении сюжетной основы; к сер. 17 в. она превратилась в «историю», где партия Рассказчика приобретает речитативный характер. Такова О. «Иоанн Креститель» А. Страделлы. В лат. О. соединяются черты литургич. драмы с многоголосием мотетов и мадригалов. Наивысшего расцвета она достигает в творчестве Дж. Кариссими, первого классика ораториальной музыки. Кариссими создал 15 ораторий на библ. сюжеты, из которых наиболее известны «Иевфай», «Суд Соломона», «Валтасар», «Иона». Полностью отказавшись от сценич. действия, Кариссими заменяет его введением партии Историка, к-рая исполняется разл. солистами порознь или вместе, в форме канонич. дуэта. Большое значение Кариссими придаёт хорам, которые активно участвуют в действии и заканчивают О. апофеозом. В дальнейшем ученик Кариссими А. Скарлатти, глава неаполитанской оперной школы, применив форму арии da capo и речитатив secco, сблизил О. с оперой. К нач. 18 в. итал. О. приходит в упадок и почти полностью вытесняется оперой, однако мн. композиторы продолжают писать сочинения этого жанра (А. Лотти, А. Кальдара, Л. Лео, Н. Йоммелли). Хотя родиной О. была Италия, подлинного расцвета этот жанр достиг на почве иных нац. культур. В 18 в., в эпоху Просвещения, зависимость ораториальных форм от церк. ритуала, сохранявшаяся ещё в О. некоторых композиторов, всё более преодолевается и О. становится целостной по муз. концепции вок.-инстр. конц. драмой. Классич. тип О. создал Г. Ф. Гендель в Англии в 30-40-е гг. 18 в. Ему принадлежат 32 оратории, из которых наиболее значительны «Саул» (1739), «Израиль в Египте» (1739), «Мессия» (1740), «Самсон» (1741) и «Иуда Маккавей» (1747) на библ. сюжеты. Гендель писал О. также на евангельские (пассионы), мифологические («Геракл», 1745) и светские сюжеты («Весёлость, задумчивость и умеренность», по поэме Дж. Мильтона, 1740). Оратории Генделя - монументальные героико-эпич. произв., яркие драматич. фрески, не связанные с церк. культом и сближающиеся с оперой. Их гл. действующее лицо - народ. Это обусловило огромную роль хоров - не только как формы передачи мыслей и чувств народа, но и как активно действующей силы, направляющей муз.-драм. развитие. Гендель использует в О. все типы арий, вводит арию с хором; он отказывается от партии Рассказчика, частично передавая его функции хору. Речитатив занимает в генделевских О. незначит. место. В Германии ораториальная музыка под влиянием некоторых итал. форм развивается из т. н. «страстей господних», предназначенных для исполнения в храме. К 16 в. сложились два типа «страстей» - хоральные (choral passion), основанные на традициях григорианского пения и псалмодии, и мотетные (motett passion), в которых все партии исполнялись хором. Постепенно черты хоральных и мотетных «страстей» смешиваются, и возникают «страсти» в форме О. Таковы «Духовные истории» Г. Шюца, основоположника О. в Германии,- пассионы по 4 Евангелиям и О. «Семь слов Христа на кресте», «История воскресения», «Рождественская история». От чисто драматич. концепции пассионов Шюц постепенно приходит к муз.-психологич. концепции «Рождественской истории». В пассионах представлены только псалмодич. речитация и хоры a cappella, в «Рождественской истории» повествование евангелиста прерывается «интермедиями», в которых даётся широкое выражение драматич. чувств устами разл. персонажей (ангел, волхвы, первосвященники, Ирод). Их партии обладают чертами индивидуализации, сопровождаются разл. составами инструментов. В нач. 18 в. гамбургские оперные комп. Р. Кайзер, И. Маттезон, Г. Телеман писали пассионы на свободные поэтич. нем. тексты Б. Г. Броккеса. Непревзойдённых высот пассионы достигают в творчестве И. С. Баха. Из них сохранились «Страсти по Иоанну» (1722-23) и «Страсти по Матфею» (1728-29). «Страсти по Луке» приписывались Баху ошибочно, что доказано мн. исследователями. Поскольку гл. сфера баховского искусства - лирико-философская, тему пассионов он трактует как этич. тему самопожертвования. Пассионы Баха - это трагич. истории страдающего человека, в которых объединяются разл. психологич. планы - повествование евангелиста, рассказ о событиях от лица участников драмы, реакция на них народа, лирич. отступления автора. Такая многоплановость, полифоничность мышления, как в широком смысле (совмещение разл. «планов» повествования), так и в узком (использование полифонич. форм), - характерная черта творч. метода композитора. «Рождественская оратория» Баха (1734) по существу является не О., а циклом из шести духовных кантат. В дальнейшем в связи с ростом влияния оперы в Германии мн. немецкий композиторы отдают предпочтение итал. стилю («Смерть Иисуса» Грауна, произв. А. Хассе, И. К. Баха и др.). Особое место в истории жанра занимают О. композиторов венской классич. школы. Ведущая роль симфонии и симфонизма как творч. метода венских классиков определила своеобразие использования ими ораториальных жанров. Оратория В. А. Моцарта «Кающийся Давид» (переделанная из «Большой мессы» c-moll, 1785) интересна как пример динамизации и симфонизации ораториальной формы. Й. Гайдн наряду с Генделем явился создателем светской лирико-созерцательной О. Нар.-бытовая тематика, поэзия природы, мораль труда и добродетели, образы простых людей, их слияние с природой претворены в ораториях Гайдна «Сотворение мира» (1797), «Времена года» (1800); последняя написана после поездок Гайдна в Англию, где он ознакомился с ораториями Генделя. Единств. оратория Л. Бетховена «Христос на Масличной горе» (1803) представляет собой образец конц. трактовки жанра. Достигнув наивысшего расцвета в 17-18 вв., в 19 в., в эпоху романтизма, О. утрачивает монументальность и героич. содержание, становится лирической. Ф. Мендельсон- Бартольди в О. «Павел» (1836) и «Илия» (1846) следует баховско-генделевским традициям, однако трактует древние легенды в лирич. плане, что создаёт несоответствие между монументальностью замысла и камерностью образов. В основе светской О. (secular oratorio) «Рай и Пери» (1843) Шумана по романтич. поэме Т. Мура лежит не драматич. конфликт, а контрастная смена настроений. О. «Легенда о святой Елизавете» (1862) и в особенности «Христос» (1866) Листа написаны в традициях романтич. программно-симф. музыки. Франц. композиторы реже обращались к О., всегда отдавая предпочтение опере. Жанр О. во Франции первым применил в 17 в. ученик Кариссими М. А. Шарпантье. О. писал также Ж. Б. Люлли («Давид и Ионафан», «Блудный сын»). Видное место занимает оратория Г. Берлиоза «Детство Христа» (1854); его драматич. легенда «Осуждение Фауста» (1846) также родственна О. Мн. оперы французский композиторов приближаются к О. («Самсон и Далила» Сен-Санса, 1868, была сочинена как библейская опера, но часто шла в конц. исполнении), и наоборот, их О. присущи черты оперной театральности («Руфь», 1845, «Ревекка», 1881, Франка; «Смерть и жизнь», 1884, Гуно; «Ева», 1875, и «Мария Магдалина» Массне, 1873, позднее переработана в оперу). Историч. события 20 в. послужили толчком к возрождению жанра; эпоха нар. движений требовала монументальных демократич. форм, способных воплотить темы общечеловеческого значения. В поисках ответа на животрепещущие вопросы современности прогрессивные зап.-европ. композиторы 20 в. часто обращаются к духовному и художеств. наследию прошлого, используя тематику и сюжеты Библии, Евангелий, мифологии и эпоса, но трактуя их с новых позиций. Развитие О. в 20 в. характеризуется сближением её с оперой и кантатой. Совр. О. наиболее традиц. плана - «Крики мира» Онеггера (1931), «Бесконечное» Хиндемита (1931). Сближение О. с кантатой наблюдается в «Пляске мертвецов» (1938) и «Рождественской кантате» Онеггера. В 20 в. складывается новый жанр оперы-оратории, к-рая может исполняться как в театре, так и в конц. зале. Таковы «Царь Давид» Онеггера (1921), «Царь Эдип» Стравинского (1927), «Христофор Колумб» Мийо (1930). Совр. О. сближается также с антич. драмой (К. Орф), «эпическим театром» Б. Брехта («Назидательная пьеса» - «Lehrstück» Брехта с музыкой П. Хиндемита, 1927). Особое место занимает О. «Жанна Д'Арк на костре» (1938) Онеггера, сочетающая ораториальные формы с элементами нар. действ - мистерий. Рус. композиторы обращались к жанру О. редко. Известны О. «Минин и Пожарский, или Освобождение Москвы» (1812) Дегтярёва, воплощающая патриотич. чувства эпохи Отечеств. войны 1812, а также «Потерянный рай» (1856) и «Вавилонское столпотворение» (1869) А. Г. Рубинштейна. Своеобразие развития рус. музыки в 19 в. определило ведущую роль оперы и кантаты в раскрытии больших тем героико-эпич. плана. В то же время ораториальные черты проявляются во мн. рус. классич. операх 19 в. (1-й акт «Руслана и Людмилы», пролог «Князя Игоря», 2-й и 4-й акты «Сказания о невидимом граде Китеже и деве Февронии»). В сов. время О. получает широкое развитие как монументальная конц. вок.-симф. композиция, способная к воплощению тем большого обществ. значения. Один из первых опытов создания массовой сов. О.- коллективная работа ряда композиторов группы «Проколл» (А. А. Давиденко, В. А. Белый, М. В. Коваль, Б. С. Шехтер и др.) «Путь Октября», посв. 10-летию Окт. революции (тексты из произв. М. Горького, А. А. Блока, В. В. Маяковского, H. H. Асеева и др.). Несмотря на некоторые недостатки (монтаж неровных по качеству и разных по стилю частей), это произв. явилось первой заявкой на решение большой историко-революц. темы в ораториальном жанре. Дальнейшие пути и роль О. в сов. музыке определились, однако, не сразу. Хотя в нач. 30-х гг. О. почти не писались, ораториальные формы постепенно кристаллизовались в хор. финалах симфоний (3-я, «Первомайская», симфония Шостаковича, симфония «Ленин» Шебалина, 3-я симфония Кабалевского). Наиболее значит. сов. произв. ораториального плана появляются в 1938- 1939. Это О. «Емельян Пугачёв» Коваля (1939), а также симфония-кантата «На поле Куликовом» Шапорина (1938) и кантата «Александр Невский» Прокофьева (1939), которые в связи с ясно выраженной сюжетной линией и контрастностью драматургии приближаются к О. Произв. Ю. А. Шапорина и С. С. Прокофьева роднит большая патриотич. тема освободит. борьбы народа. В годы Великой Отечеств. войны 1941-45 появляются патриотич. О. «Народная священная война» Коваля (1941), «Сказание о битве за русскую землю» Шапорина (1943). Осн. героем О. воен. лет выступает народ, поэтому в них заметно возрастает роль массовых хор. эпизодов. В послевоен. годы О. посвящаются теме мирного строительства - «Песнь о лесах» Шостаковича (1949), «На страже мира» Прокофьева (1951). Разнообразием тематики и философской углублённостью отмечены О. 50-60-х гг. Новое осмысление получает воен. тематика в Реквиеме Кабалевского (1963), в О. «Нагасаки» Шнитке (1958), «Доколе коршуну кружить» Шапорина (1963, на стихи А. А. Блока, К. Ф. Рылеева, К. М. Симонова, М. В. Исаковского). Жанровой новизной и плакатностью мелодич. языка отличается «Патетическая оратория» Свиридова (1960, на сл. В. В. Маяковского). Революц. тематика находит воплощение в О.-поэме «Двенадцать» Салманова (1957, на текст Блока), в О. «Сны революции» Рубина (1963, на сл. В. А. Луговского). Представляют интерес в смысле жанрового решения «Поэтория» Щедрина (1968, на сл. А. А. Вознесенского; назв. образовано от слов «поэт» и «оратория») и О. «По следам Руставели» Тактакишвили (1964), в основе которой лежит исключительно аккордово-хоральный склад. Сов. О. отличают демократизм и подлинная народность, общественно-значимое содержание и усиление роли нар. массы, хора, который нередко выполняет осн. драматургич. функцию. Достижением советский композиторов является насыщение О. симф. развитием, что способствует более действенному раскрытию драматич. содержания («Сказание о битве за русскую землю» Шапорина). Вместе с симфонизацией О. складываются некоторые новые принципы муз. драматургии, напр. столкновение разл. интонац. сфер (Прокофьев, Шапорин). Для усиления драматич. динамики муз. повествования, для подчёркивания драматич. ситуации или выявления разл. планов муз. драматургии в сов. О. часто вводится партия солиста-чтеца. В совр. О. активизируется процесс синтеза жанров, О. сближается с кантатой («Песнь о лесах» Шостаковича), оперой, симфонией, чёткие грани между ними стираются.

(Источник: Музыкальная энциклопедия, 1973-1982)
ОР..

НЕКРАСОВ

НЕЛЬСОВА

НЕСТЕРОВ

НИКИТИНА

НИКОЛАЕВ

НИСНЕВИЧ

НОВЕМОЛЬ

НОВИКОВА

НОВИЦКАЯ

НОТТЕБОМ

НЬЮ-ЙОРК

ОБЕРТОНЫ

ОБЕЧАЙКА

ОВАНИСЯН

ОГАНЕСЯН

ОГНИВЦЕВ

ОГОЛЕВЕЦ

ОПЕРЕТТА

ОРАНСКИЙ

ОРФЕРИОН

ОСТИНАТО

ОСТРЕЦОВ

ОФИКЛЕИД

ОФФЕНБАХ

ОХАНЕСЯН

ПАВЕРМАН

ПАВЛИШИН

ПАГАНИНИ

ПАДОВАНО

ПАЛАНТАЙ

ПАЛМГРЕН

ПАНИЦКИЙ

ПАНТЮКОВ

ПАНЧЕНКО

ПАРФЁНОВ

ПАСТИЧЧО

ПАСТУХОВ

ПАСХАЛОВ

ПАСЫНКОВ

(с) Музыкальная энциклопедия <14v>